Акция «Георгиевская ленточка»

Фоторепортаж, для просмотра щелкните по картинке

Традиционно акция «Георгиевская ленточка» в Отделении Пенсионного фонда РФ по Кировской области прошла накануне Дня Победы. 4  мая учащиеся школы № 42 г. Кирова -  члены областной общественной молодёжной организации «Военно — патриотический союз молодёжи  «Каскад» поздравляли всех ветеранов, пенсионеров и просто посетителей клиентской службы  ПФР вручением «Георгиевской ленточки» — символа памяти о тех событиях и тех людях, которые одержали Победу в ВОВ. С самого раннего утра во всех территориальных подразделениях ПФР области в клиентских  службах   звучали мелодии военных лет, залы были украшены поздравительными плакатами «С Днём Победы!», рисунками детей сотрудников  ПФР о войне, вручались цветы ветеранам.

Основная цель этого мероприятия — не дать забыть новым поколениям, кто и какой ценой выиграл самую страшную войну прошлого века, чьими наследниками мы остаёмся, чем и кем должны гордиться, о ком помнить. Общественная акция «Георгиевская ленточка» проходит в России уже двенадцатый год - с 2005 года, года празднования 60-летия Победы, по инициативе РИА «Новости и РООСПП «Студенческая община». С каждым годом она становится всё масштабней.

В 2017 году на встречу  с сотрудниками ПФР и учащимися  школы № 42 были приглашены  ветеран Великой Отечественной войны Сусоров Михаил Николаевич и  Работинская  Виолетта Анатольевна, чьё детство пришлось на трудные военные годы. За чашкой чая ветераны поделились своими воспоминаниями.

Военный врач Михаил Николаевич Сусоров родом из Нижегородской области. Служил в 4-ом гвардейском ордена Ленина Краснознамённом Севастопольском минометном полку легендарных «Катюш». Он прошел всю войну, после чего обосновался на вятской земле. В июле 2017 года ему исполнится 95 лет, а он в считанные минуты может по крупицам воссоздать Сталинградскую битву и освобождение Донбасса. «Я всегда мечтал стать военным врачом. И вот мы, трое друзей, в одном конверте отправили три аттестата в Ленинградское военно-медицинское училище. Год проучились, а летом все военные подразделения выезжали в лагеря: на животе ползали, проволоку колючую резали, стреляли, изучали оружие. Никакой медицины летом не было. Наступило 22 июня. До этого у нас было несколько боевых тревог. Все винтовки схватили, марш-бросок. И вдруг команда: "Снять палатки в лагере". Сняли палатки, идем через Красное село, песни орем. А из домов выходят женщины и платочки к глазам прикладывают. Они уже знали, что началась война, а нам никто ничего не сказал, и мы не знали, куда мы идем. Мне было 19 лет, - так начал свой рассказ Михаил Николаевич, - Шагали, как обычно. Прошли километров 15, замкомандира училища выстроил нас и говорит: "Товарищи, сегодня утром Германия напала на нас". «Ну мы им сейчас дадим», - подумали мы. Нас направили к Эстонской границе, там мы вели борьбу с диверсантами. Немцы направляли к нам своих вредителей, те были в нашей одежде, некоторые даже говорили по-русски. Они подрывали мосты, лишали нас связи, а мы их ловили и уничтожали. Через 2-3 недели после начала войны, нас перебросили на Карельский перешеек, там была речушка и на берегу этой речушки мы расположись, чтобы вести боевые действия. Финляндия уже объявила нам войну. Мы даже точно не знали, кого ждем - немцев или финнов. В итоге вышло шесть немецких машин, мы атаковали. А потом нас отозвали в Ленинград. Сталин издал Указ: срочно выпустить нас военными фельдшерами, хотя мы проучились только год вместо двух, и медицины совсем не нюхали. Нам - два "кубаря" на петлицу, и по частям. Я попал хорошую часть - в четвертый гвардейский минометный полк. Он еще не сделал ни одного выстрела, а его уже назывался гвардейским. Это были 8 первых "катюшных" полков. Мы своим ходом шли через Тулу, Орел, Курск, Белгород, Харьков, Полтаву, - под Диканьку. Там, в 7 километрах, был штаб. 

         Тяжелый случай был в Крыму. После Москвы был Сталинград - с первого и до последнего дня, а потом освобождение Донбасса. 8 апреля 1944 года наш полк был направлен для освобождения Крыма. Мы стояли перед Турецким валом. Настолько ровная была местность, хоть шаром покати. Спрятаться было абсолютно негде, ни кустика. Мы подъехали к валу, оттуда было хорошо наблюдать за пребывающими частями. Но наши артиллеристы поступили не самым правильным образом, просто ошиблись, выбирая огневую позицию. Немецкая батарея была уже пристрелена, врыта в землю, а мы им "на голову" и сели. Только выставились, пошла бомбежка. Тут санинструктора моего тяжело ранило. Он выбежал из окопа оказать помощь командиру, снаряд ударил рядом с ним, было тяжелейшее ранение в поясничную область, мой кулак проходил в его рану, почка смещалась вверх и вниз при дыхании. Через 20 минут он скончался у меня на руках. 

10 апреля мы перебрались через Турецкий вал. Надо было упредить немцев захватить Севастополь со всеми его огневыми позициями. Мы чуть не ходом за ними бросились. Вдруг остановил командира какой-то пехотинец, там немцы, говорит, за деревушкой, дай туда залп. Только мы выстроились, едет "полуторка", и на подножке командир разведки руками машет. Мы в кучу: командиры, шофер, я - всего 9 человек собралось кружочком. Он кричит: "Сматывайтесь, вы у немцев под носом!". И только он это крикнул, как снаряд прилетел в центр этой нашей кучки. Командиру дивизиона ногу оторвало, заместителю осколок попал в подбородок, вышел за ухом, другому - локоть выдрало, убило шофера, у капитана разведки было ранение сердца, он умер. Я и командир батареи не получили ни единого повреждения. Вот Вы можете себе такое представить?

         А между боями у нас была жизнь. Чистили оружие, чинили машины, писали письма, играли в карты, в шахматы, песни пели, - чудо какой народ был! Боевая дружба была исключительной. А зимой располагались в деревнях и, что уж там греха таить, шуры-муры крутили. Кормили нас хорошо. Голод был в тылу, а мы без мяса не сидели, и гречу ели, и макароны, и пшенку. Мы знали, что население голодало, и когда размещались в деревнях, некоторые солдаты кормили местных детей из своих котелков. Сахаром детей кормили. Конечно, женщины к таким солдатам относились соответствующим образом. Не было грабежей, никто ни у кого ничего не брал. Честность была исключительная. 

Чего больше всего хотелось?... У меня отец играл на гармони, и гармонь не выходила из дома в мирное время. Я тоже любил играть. Когда я пошел на войну, сказал матери: "Будет туго, продай гармонь". Она за две буханки хлеба ее и продала. В 1944 году командир дивизиона привез из Новосибирска гармошку. И она досталась мне, потому что никто, кроме меня играть не умел. Я был счастлив, как ребенок».

Виолетта Анатольевна Работинская  - тоже замечательный человек. Между прочим,  именно ей был организован областной клуб художников – любителей и мастеров декоративно – прикладного искусства. За годы работы членами клуба проведено более 500 выставок, творческих встреч, мастер классов. По воспоминаниям В.А.Работинской, страшнее всего был голод. Пятилетней девочкой она оказалась в длинной очереди за конфетами, и толпа взрослых  людей чуть было не задавила её. Это она запомнила на всю жизнь.

Мы поздравляем всех кировчан с праздником Великой Победы. Давайте помнить и беречь наших Героев.